Санкт-Петербург, ул.Ординарная 7а
chernova.psy@gmail.com
8-(952)-384-2264
«Пурпурная роза Каира» как арена бессознательной фантазии психики

Существует тонкая связь между ощущением себя безнадежно плохим и убеждением в том, что такова жизнь, её нельзя изменить и единственным возможным выходом является сохранение текущего положения дел.

Невилл Симингтон

В данной статье автор с психоаналитической точки зрения рассматривает фильм Вуди Аллена «Пурпурная роза Каира» 1985 года.

Сегодня мы рассмотрим часть теории и клиники психоанализа. Опишем взгляды на работу психического аппарата представителей школы Британского психоанализа. Аналитик Мелани Кляйн одна из первых в их числе. Она является последовательницей Зигмунда Фрейда, но большое количество его идей были ею трансформированы и дополнены.

Но для начала нужно отметить очень важный момент. В психоанализе существуют два фундаментальных понятия – внешняя реальность и внутренняя реальность.

Внутренняя реальность – это мир нашего воображения, опосредованный жизненным опытом. Это чувства и эмоции, которые с младенческого возраста мы испытывали на то, что происходило с нашим телом, а потом уже с объектами вне нашего телесного опыта. Важно отметить, что психика существует с рождения, и на данном этапе этот внутренний мирок ограничивается границами собственного тела. А чем больше опыта у человека (я намеренно не говорю «чем старше человек» — потому что с возрастом этот момент никак не взаимосвязан), тем больше объектов в его психическом мире может находиться – другие люди, искусство, спорт, профессия и т.д.

Ещё один важный момент — каждый человек по-своему реагирует на все эти объекты: на тех людей, с которыми он находится в отношениях. Один и тот же фильм может восприниматься двумя людьми по-разному. Первому казаться апогеем искусства кинематографа, а его оппонент скажет «И зачем его сняли? Чтобы что?!». То же самое с прочитанными книгами, миром новостей и прочее. У каждого своё ко всему отношение.

И в психоанализе нет привязки к биологии/гормональной системе и прочим физиологическим моментам человеческого организма. Это, бесспорно, очень важно, но работа нашей психики завязана ещё и на нематериальной стороне вопроса – чувствах и эмоциях. В психоанализе важно то, как субъект относится к тому, что с ним происходит. Можно быть голодным. Но один человек будет переживать себя «плохим» от ощущения голода, второй будет чувствовать себя жадным, а третий переживает это ощущение как неприятное. Буд-то голод внутри его живота становится внешним объектом. И уже кто-то снаружи его тела желает ему причинить неудобства. Вспомните себя голодным, когда поздно вечером возвращаетесь с работы или учебы и вас встречает член семьи. Чтобы он ни сказал, он уже жутко бесит. Хотя, откровенно говоря, домочадец вообще ни при чём. Не родственник испортил настроение – дискомфорт и напряжение от неутолённого голода сместились в сторону члена семьи. Уже он воспринимается как источник раздражения. И как блаженен мир после плотного ужина! Сразу всё становится хорошо.

Внутренний мир психического способен влиять на реальную внешнюю жизнь. Степень этого влияния может быть чрезмерной, вплоть до сильного искажения действительности.

А внешний мир – это то, что существует вне зависимости от нашего сознания. Сюда можно перечислить законы природы (гравитация и прочее), неизбежность времени, необратимость смерти, роль случайности. В фильме внешняя реальность – это Америка времён 30-х годов, великая депрессия в послевоенное время.

И, если психика человека работает плохо, он имеет психопатологию или проблемы в своей жизни – происходит искажение внешней реальности его внутренним миром .

С точки зрения Мелани Кляйн – объективной (внешней) реальности для человека не существует. Существует только психика и психическая реальность.

Внутренний мир человека – это его взаимодействие с внутренними объектами. Рассмотрим, например, голодного младенца. Физиологические телесные ощущения он также переживает и своей психикой. Неудовольствие переживается как расположенный прямо в животе ребёнка враждебно настроенный монстр, который стремится причинить дискомфортное состояние голода.

А взрослый субъект выстраивает собственную жизнь по укоренившимся образцам в его эмоциональном мире. И это может происходить бессознательно. Внутреннюю жизнь определяет то, как он видит всё окружающее: родителей, систему образования, блондинок, мужчин, родной город, немцев и т.д.

Иллюстрацией таких укоренившихся шаблонов может стать сцена в кинокартине, когда к главной героине Сесилии с киноэкрана сходит Мистер Совершенство – Том Бакстер. Они убегают в луна-парк, где Том говорит ей: «Ты же замечала, как я на тебя постоянно смотрел. Ты – очаровашка! Папа всегда говорил про маму, пока мы жили в Чикаго, Мин – ты очаровашка!». Это отношение у искателя приключений возникло из опыта взаимодействия его родителей, которые ретранслируются к девушке.

В теории Мелани Кляйн есть очень ёмкое название тому, что разворачивается на арене психики субъекта – всё это Бессознательная Фантазия.

Этот термин по своей смысловой нагрузке сильно отличается от той фантазии, про которую мы знаем из повседневной жизни. Фантазируя (fantasy), девушка может размышлять, как она с молодым человеком, на первое свидание с которым собирается, назовёт своих внуков. Или как в начале самоизоляции мы представляли себе, как выучим английский и обретём тело мечты. Такой смысл фантазирования больше напоминает то, о чём Зигмунд Фрейд говорил в своих теориях.

В отличие от Фрейда у Кляйн фантазия (phantasy) не рядоположна грёзам. Если у Фрейда понятие фантазии характеризует скорее психическую активность по исполнению желания, то для Кляйн фантазия лежит не только в основе сновидений, но и всего мышления. И шире, всей психической деятельности. Многие из этих фантазий могут с опытом модифицироваться, видоизменяться. Но часть уклонившихся фантазий сохраняется в их наиболее костных и неизменных формах в бессознательном. Бессознательная фантазия может приносить субъекту как пользу, так и вред. Конкретное содержание, динамика и внутренняя история доминирующих фантазий человека накладывают глубочайший отпечаток на личность человека и его отношения с другими.

Бессознательная фантазия – это то, как человек себя переживает. И как его переживают другие люди. Сесилия, когда Том назвал её очаровашкой выпалила «Что ты! Я — ничто!». И зритель не может с этим не согласиться. Эта женщина воспринимается на протяжении всего фильма как маленькая и беззащитная девочка, на которую взвалились все тяготы жизни. Низкооплачиваемая работа официантки с тираном-боссом, деспот и изменщик муж. Даже звезда Голливуда Джил Шепперт – использует её в своих целях. В начале, как объект, который помогает ему почувствовать собственную силу и значимость в кинематографе. А потом, приносит в её жертву – для восстановления статуса-кво вышедшей с ним в прокат киноленты. Бедняжка Сесилия, которая пытается укрыться от суровой реальности в зале кинотеатра, убежав в идеальный мир к персонажам кино.

Бессознательная фантазия не предполагает, что человек находится в отрыве от реальности. Сесилия прекрасно понимает — в мире наступили тяжёлые время и нужно вкалывать, чтобы прокормить себя. Но она не замечает, как собственное внутреннее переживание позволяет реализовать фантазию не только с одним объектом, но и со всеми остальными в жизни.

В эпизоде, где главная героиня танцует с Томом в ресторане, разворачивается диалог:

— Прости, у меня ноги деревянные.

— Ты что, ты лёгкая как пёрышко!

— Монк никогда не водил меня на танцы! Даже когда мы только встретились.

— Правда, тебе так плохо с ним?

— Оу, сейчас всем плохо…

— В моём мире люди никогда не разочаровывают, на них можно положиться!

— В настоящем мире ты таких не найдёшь.

— А ты нашла…

Сессилия впервые в жизни встречает хороший объект – Тома Бакстера. Он признаётся ей в любви и хочет забрать с собой. Но она делает тот же самый выбор, что и раньше. Бессознательно Сесилия делает выбор, в очередной раз воссоединяет себя с негативным опытом, утрачивая этот хороший объект. Остаётся без мужа, дома, работы и жизни в Голливуде. Остаётся ни с чем.

Картина мира героини остаётся неподвижной, у такой бессознательной фантазии есть сходство с фанатичной верой. Сесилия живёт в ней и создаёт социальное окружение, соответствующее её статичности. Бессознательная фантазия является не только формой психического, и способа взаимодействия с реальностью. Но и способом защиты от реального мира.

Под таким углом зрения всё обретает кардинально другой облик. Теперь Сесилия для нас – не инфантильная безнадёжная барышня, пытающая держать себя на плаву в суровой действительности. Это женщина, постоянно делающая бессознательный выбор, который не позволяет ей выйти из череды неудач. У неё есть все ресурсы, чтобы выйти из порочного круга, но она будто намеренно возвращается в пучину страданий раз за разом, не позволяя себе жить лучше. Во имя поддержания всей своей истории, оставаясь никем.

И что же мы видим в конце? Что и обычно – Сесилия идёт в кино на новый фильм, убитая горем. Чтобы забыться от всего ужаса, который в жизни творится. И успокаивается в упоении, глядя на прекрасную пару. Как они в роскошных нарядах кружатся в танце щека к щеке.

Бессознательная фантазия как форма появляется в нашей жизни, она не дана изначально. В кабинете психоаналитика происходит работа – анализ позволяет анализанту (человеку, проходящему психоаналитическую терапию) ощутить себя другим, то есть трансформировать свою фантазию. И отделить её от реальности. Это и помогает ощущать себя по-другому.

Add Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Phone: 8-(952)-384-2264
Fax: chernova.psy@gmail.com
Улица Ординарная 7а
Россия, Санкт-Петербург
Wordpress Social Share Plugin powered by Ultimatelysocial